Прямые договоры: кто теперь заплатит за должника?

прямые договоры картинка

Кому выгодны прямые договоры? Что изменилось после их принятия?

В начале месяца, 3 апреля 2018 года, вступил в силу Федеральный закон № 59-ФЗ «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации», причём вступил прямо со дня официального опубликования – весьма нечастое явление в законотворчестве, что свидетельствует о придаваемой этому закону значимости.
Если вспомнить не такое уж далёкое прошлое, узаконенные новыми поправками так называемые «прямые договоры» между собственниками и пользователями помещений в многоквартирных жилых домах и ресурсоснабжающимиорганизациями преподносились как долгожданная панацея от якобы неплатежей управляющими организациями полученных от населения денежных средств.
МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА
В августе 2012 года тогдашний практически монополист на рынке электрической энергии, ООО «ИНТЕР РАО – Орловский энергосбыт», расторг договоры энергоснабжения с номерными ЗАО, приняв на обслуживание жителей всех домов. Казалось бы, вопрос закрыт: взыскивайте старые долги с «управляшек» и работайте с населением. Ан нет, возбудились госорганы – вынь да положь на стол подписанные новые договоры энергоснабжения, соответствующие Правилам, обязательным при заключении управляющей организацией договоров с ресурсоснабжающими организациями (Правила № 124 утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.02.2012 года). Да и про многострадальные, неоднократно изменявшиеся Правила предоставления коммунальных

услуг собственникам пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 года; Правила № 354) забывать не рекомендовалось.

Мыслимо ли за несколько дней обработать весь массив полученных данных по всем находящимся в управлении домам, рассчитать размер платы за электроэнергию на ОДН (тогда ещё пропорционально площади помещения), сформировать, распечатать и доставить гражданам квитанции? Миссия практически невыполнима.

Какую же схему учёта и расчётов установили этими Правилами наши законодатели? Ежемесячно, не позднее 26-го числа, снимаются и передаются показания как общедомовых, так и индивидуальных приборов учёта электроэнергии, проводятся расчёты и не позднее 1-го числа следующего месяца населению доставляются платёжные документы. Далее, в случае неоплаты либо неполной оплаты до 10-го числа, нерадивым гражданам начисляются пени за просрочку. Мыслимо ли за несколько дней обработать весь массив полученных данных по всем находящимся в управлении домам, рассчитать размер платы за электроэнергию на ОДН (тогда ещё пропорционально площади помещения), сформировать,
распечатать и доставить гражданам квитанции? Миссия практически невыполнима.
Тем более в первый месяц действия нового договора управления избранная управляющая организация не имеет сведений о показаниях индивидуальных приборов учёта на начало этого месяца – соответственно, начислений за электроэнергию нет и быть не может. Сведения об индивидуальном расходе электроэнергии начинают появляться только 20-го числа, вместе с первыми оплаченными квитанциями.

Таким образом, у управляющей организации возникает неизбежная, фактически заранее запланированная просрочка в оплате поставленной в многоквартирный электроэнергии. Где взять деньги на оплату электроэнергии? Вариантов немного: не платить за водоснабжение, не вывозить бытовые отходы, не обслуживать лифты, не платить зарплату и налоги, взять кредит и т.д. Всё это чревато негативными последствиями и потому неприемлемо.
Между тем, несмотря ни на что, управляющая организация обязана не позднее 15-го числа оплатить ресурсоснабжающей стоимость ВСЕЙ электроэнергии, потреблённой в прошедшем
месяце. Оплатить то, плату за что получит (да и то в лучшем случае) только через месяц; а при просрочке оплаты со следующего дня начисляются пени. То есть даже при добросовестном отношении ВСЕХ жителей к исполнению обязанности по оплате электроэнергии у организации возникают убытки.
Но это (хотя и не очень гладко) было на бумаге, а затем начались настоящие овраги.
КТО ПЛАТИТ ЗА ДОЛЖНИКА?
Прежде всего, подчиняясь негласным рекомендациям (под предлогом обеспечения возможности своевременной передачи показаний индивидуальных приборов учёта в установленный Правилами № 354 срок путём указания таких показаний в квитанции и внесения платы лицами, имеющими право на определённые компенсации), управляющие организации были вынуждены издавать и доставлять гражданам платёжные документы в начале 20-х чисел текущего месяца. Затем, через полгода после начала действия Правил № 354, Верховный суд Российской Федерации установил (определение от 19.03.2013
года № АПЛ13-82), что возложенная этими Правилами на граждан обязанность по передаче показаний индивидуальных приборов учёта ущемляет их права как потребителей коммунальных услуг. Как результат, подпункт «в» пункта 34 Правил № 354 признан недействующим, а затем Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2013 года № 344 – утратившим силу. Нет больше у народа такой обязанности.

Что делать управляющей организации в этом случае – правотворец не разъяснил.

Я забыл либо не смог своевременно, до 10-го числа, заплатить за полученные от управляющей организации коммунальные услуги, но за это в течение целого месяца отвечаю не я, а управляющая моим домом организация. Какая экономика это выдержит?

Следующая торпеда в корпус управляющих организаций была выпущена федеральными органами государственной законодательной власти – Федеральным законом от 03.11.2015 года № 307-ФЗ с просто издевательским названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с укреплением платежной дисциплины потребителей энергетических ресурсов». Неплательщикам предоставили своеобразные каникулы длительностью в 31 день, за которые пени при просрочке оплаты не начисляются.
Только представьте себе: я забыл либо не смог своевременно, до 10-го числа, заплатить за полученные от управляющей организации коммунальные услуги, но за это в течение целого месяца отвечаю не я, а управляющая моим домом организация. Какая экономика это выдержит?
Кстати, немного про задолженность. За последние восемь месяцев арбитражный суд Орловской области принял около трёх десятков судебных актов по искам ООО «ИНТЕР РАО – Орловский энергосбыт» к управляющим организациям, входящим в группу Первой городской управляющей компании, о взыскании задолженности за поставленную электроэнергию (кроме договоров отношении электроэнергии, поставленной только на общедомовые нужды) на  общую сумму более 41 (сорока одного) миллиона рублей. Суд (12 разных составов) не взыскал с управляющих организаций ни одной копейки – были отказы в исках: либо ИНТЕР от исков отказывался сам, либо отзывал заявления.
А ведь на участие в этих судах управляющие компании понесли расходы, не говоря уже о репутационных потерях. Об этих якобы долгах были разосланы пресс-релизы в средства массовой информации, о них рассказали в газетах и на телевидении, по ним даже выносили предписания надзорные органы.

Вот поэтому закона о прямых договорах ждали не только граждане (хотя и по надуманным предлогам), но и (может быть, даже в большей степени) управляющие организации. Дождались.
ПОЛУЧИЛОСЬ КАК ВСЕГДА
Оглядываясь назад, теперь, после вступления закона в силу, можно проследить ключевое изменение его концепции и предположить круг заинтересованных (либо незаинтересованных)
лиц.
Первоначально предполагалось, что прямые договоры будут обязательными для всех – типа граждане оплачивают своевременно и полностью, а нехорошие управляющие организации свои обязанности по расчётам за ресурсы не исполняют.
Кому выгоден прямой договор? Естественно, ресурснику (получение денежных средств сразу непосредственно на свой счёт), отчасти жилищникам (прекращение ответственности перед ресурсниками за неплательщиков), да и бабушка будет спать спокойнее (дурные мысли о долгах управляющей за электроэнергию теряют основание).

Переход на прямые договоры возможен только при наличии соответствующего решения общего собрания собственников помещений в доме, а созвать такое собрание можно только при наличии определённых условий. Кому выгодно такое кардинальное изменение концепции? Да уж точно, не жилищнику и не бабушке.

Кому невыгоден? Как ни странно, только ресурсникам, поэтому поезд с проектом встал на запасный путь. По-видимому, ресурсоснабжающие организации (по мнению многих коллег, неприкрытые лоббисты изменений в законодательстве) увидели подводные камни предлагавшейся конструкции: за те же деньги (тариф на электроэнергию) получить и иметь значительный дополнительный объём работы. Например, организовывать работу по взысканию задолженностей с неплательщиков — собственников жилья.

После публичного оглашения первого проекта прошло несколько лет тишины, прежде чем, получив ясно и однозначно выраженный предвыборный пинок, причастные к подготовке документов чиновники выдали совершенно новую версию – переход на прямые договоры возможен только при наличии соответствующего решения общего собрания собственников помещений в доме, а созвать такое собрание можно только при
наличии определённых условий.
Кому выгодно такое кардинальное изменение концепции? Да уж точно, не жилищнику
и не бабушке. Немудрено, что государственно-правовое Управление
Президента Российской Федерации указало, что «законопроект нуждается в существенной переработке, в том числе концептуального характера, и в предварительной апробации (то есть с определением пилотных регионов), в связи с чем в представленной редакции не поддерживается» (Письмо от 15 февраля 2018 года № А6–1547). Редакция была изменена, и получилось то, что получилось – как всегда, хотя хотели как лучше.
ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ
Итак, у граждан больше нет права на принятие общим собранием решения о внесении платы непосредственно ресурсоснабжающей организации – либо через УК, либо прямой договор (опять же на основании соответствующего решения общего собрания). Хорошо хоть, что действие ранее принятого подобного решения сохраняется вплоть до принятия нового решения о переходе на прямые договоры.
Определённый решением собрания срок перехода на прямые договоры
может быть перенесен по  решению ресурсоснабжающей организации, но не более чем на три календарных месяца. Для перехода к прямым договорам самим ресурсникам достаточно отказаться от исполнения договора ресурсоснабжения с УК, имеющей перед ними более чем двухмесячную зафиксированную задолженность; при этом никаких решений общего собрания не требуется.
Прямой договор заключается на неопределённый срок в соответствии с типовыми договорами, утвержденными Правительством Российской Федерации, а до утверждения таких типовых договоров условия прямого договора определяются в

соответствии с Правилами № 354 Заключение договора в письменной форме не требуется.
Благие намерения вроде как реализованы. А вот куда приведёт вымощенная ими дорога?